заказ статьи

Архивы

Туристические миллионы Смольного поделили без Матери

Признанные виновными в расхищении туристического бюджета Петербурга оставлены на свободе. Условность наказания судья Горбунова компенсировала откровениями о бывшем зампреде комитета по туризму Марианне Орджоникидзе, которой приговор отвел роль деятельной и влиятельной натуры. Имя беглой чиновницы склоняется в показаниях и рассекреченных стенограммах. Следственному комитету, несмотря на обилие улик, не хватает решимости.
Дело о 100-процентном хищении денег в комитете по туризму Смольного ожидаемо закончилось обвинительным приговором. Бывшая чиновница Поздеева, бизнесмен Щетинин и посредница Савченко снисходительно получили условные сроки. В качестве своеобразной компенсации судья Горбунова положила в основу приговора рассекреченную «прослушку» и признала правдивыми показания, из которых следует активная, но пока не оцененная Следственным комитетом роль бывшего зампреда туркомитета Марианны Орджоникидзе. Заодно Горбунова усомнилась в честности родной сестры Марианны Марговны, действующего зампреда Наны Гвичия.
Комитет по туризму попал под следствие в декабре 2013 года. Внимание привлек госконтракт на изготовление полиграфии о Петербурге как туристическом центре. Тотальный вывод денег не мог не броситься в глаза. Предварительное следствие длилось год, судебное – полгода.
Инициатором хищения сегодняшним приговором закреплена Елена Поздеева. В комитете она возглавляла отдел координации турдеятельности и входила в экспертную комиссию по оценке конкурсных заявок. В декабре 2011 года Поздеева, как следует из речи судьи, предложила давнему знакомому, директору фирмы «Сезам-принт» Сергею Щетинину, нехитрый способ заработать. Компания заявляется на конкурс, с ней заключается контракт на 12,3 млн, деньги целиком переводятся, услуга по изготовлению полиграфии не оказывается, сумма делится, работа имитируется списанием буклетов и брошюр, будто бы развезенных по международным выставкам. Щетинин, по собственному признанию, соблазнился легким кушем. Конкурсную документацию и лоббирование «Сезам-принта», вспоминал он, чиновники брали на себя. По арифметике приговора, после «распила» и трат на обналичивание коммерсанту достались 1,5 млн, а 10 млн были предназначены «туристам» в Смольном.
Деньги партиями перевозила Людмила Савченко. Ее покаянные показания судья Горбунова признала достоверными. Савченко знакома с Марианной Орджоникидзе около 20 лет, по ее протекции получила должность в городском туристско-информационном бюро (ГТИБ). На тот момент его возглавляла Нана Гвичия. После трудоустройства Савченко будто бы по указанию Орджоникидзе поступила в распоряжение Поздеевой. Для транспортировки денег от Щетинина в банковскую ячейку Марианна Марговна, по показаниям подсудимой, выделяла машину и своего водителя. Деньги в разговорах назывались «листами», процедура пополнения ячейки – «кинуть в ящик». В качестве оправдания Савченко сообщила, что, кроме щетининской, она перевозила иную наличность, полученную от Орджоникидзе, и либо покупала на нее валюту, либо свозила в «общак». Происхождением тех и других денег, дескать, не интересовалась, искренне полагая, что они расходуются на нужды города. Правда, и сама «питалась» из ячейки, ежемесячно беря с позволения Поздеевой по 5-20 тысяч рублей.
Госконтракт предусматривал печать буклетов и брошюр совокупным тиражом порядка 120 тысяч экземпляров, но кроме сигнальных, представленных в комитет по туризму для вида, не было напечатано ничего. Это подтвердила главбух «Сезам-принта» Абрикосова, уточнив, что фиктивные документы о приеме-передаче полиграфии готовились, возились в Смольный и визировались Марианной Орджоникидзе.
В 2012 году Петербург участвовал в международных выставках в Пекине, Париже, Чикаго, Лондоне, Лас-Вегасе, Тайбэе, Салониках, и всюду распространялись информационные материалы. Допрошенная Нана Гвичия дала показания в пользу Поздеевой, пытаясь уверить, что контракт был выполнен, полиграфия уезжала за границу. Оправдывая списание продукции подчистую, отмечала, что на выставках их учет не велся. Суд же выяснил, что за рубеж отправлялись буклеты и брошюры иной номенклатуры.
«Фонтанка» обратилась к главе ведомства Инне Шалыто, вступившей в должность в марте 2014 года, за уточнением, действительно ли распространение информационных материалов на международных выставках не поддается учету. Ведь деньги на продвижение Петербурга печатной продукцией по-прежнему выделяются.
«Схемы контроля я выстраивала с нуля сама, – сказала Инна Шалыто. – Всякий раз при выдаче материалов подписываются накладные, назначаются материально ответственные лица, излишки возвращаются в Петербург. Отгрузка, доставка, возврат фиксируется поштучно. Мне неизвестно, какие схемы действовали до меня. Нане Гвичия виднее».
Впервые Марианну Орджоникидзе как вероятную соучастницу хищений следователь ГСУ СК по Петербургу Тихомиров обозначил в декабре 2013-го. К тому времени чиновница, которую подчиненные в телефонных разговорах называли «Мать», уже находилась за пределами России. До июля 2014 года она благополучно числилась зампредом и уволилась по собственному желанию. Телефонный справочник Парижа по ее имени-фамилии выдает номер в квартире на бульваре Экзельманс. Упоминание в приговоре косвенно подтверждает отсутствие к ней претензий у следствия. В противном случае Марианна Марговна значилась бы «лицом, в отношении которого дело выделено в отдельное производство». Тем более суд взыскал с сегодняшнего трио все похищенное, и формально к дележу этой суммы никто больше отношения не имеет.
СК Петербурга избежал сегодня ответа на вопрос «Фонтанки» о процессуальном статусе Орджоникидзе: «Без комментариев».
Александр Ермаков,
«Фонтанка.ру»

 http://www.fontanka.ru/2015/06/04/143/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *